«Большой тест-драйв» в екатеринбурге

Сергей Стиллавин и Рустам Вахидов — о зрителях, критике и дамах

«Большой тест-драйв» в екатеринбурге

Столица Среднего Урала стала для популярных радиоведущих и создателей автомобильного шоу «Громадной тест-драйв» конечным пунктом продолжительного рейда по России, в который Рустам и Сергей отправились при помощи компании Skoda. Отпуском путешествие не стало: Стиллавин и Вахидов ни на 60 секунд не оставляли собственного места в радиоэфире, говоря из мобильной студии.

В Екатеринбурге она была организована на территории дилерского центра «Европа Авто», и, по словам ведущих, в эфирной деятельности самое живое участие принимали и приглашенные гости, и рядовые визитёры автоцентра. Поболтал с заезжими звездами и Uralweb.Ru.

Ваша поездка подошла к концу. Имеется ли у вас какое-то чувство завершенности?

Рустам: Имеется чувство, что нет сил. В то время, когда мы оформляли эту собственную командировку, оценили целый масштаб беды, лишь заметив цифру — 43 дня. 43 дня мы вне дома, в дороге, рядом с людьми — отечественными слушателями, подписчиками, новыми привычными Сейчас познакомились, к примеру, с Евгением Ройзманом.

У Сергея, к примеру, нет сил кроме того сказать пара слов.

Сергей: Я думаю об обеде. А в Екатеринбурге, как выяснилось, красивые рестораны. Я уже знаю, что именно закажу на данный момент, и мне прекрасно.

Вы посетили множество самых различных городов. И как вам Екатеринбург?

Сергей: Я не желал бы делать каких-то сравнительных тестов между городами. Сообщу так: уровень качества людей везде высокое в хорошем смысле этого слова, и я весьма доволен, что этих людей встретил, потому что именно они дают энергию. Само собой разумеется, Екатеринбург, Казань и Челябинск — это, к примеру, тройка фаворитов по качеству дорог. Самара — это дно

Рустам: Нижний Новгород застрял где-то в середине двухтысячных

Сергей: Дороги между городами не выдерживают никакой критики. У вас еще нормально, я пологаю, что в Челябинск возможно и на работу ездить. А нам попадались места, где по большому счету не хочется побывать еще хотя бы раз.

Рустам: Екатеринбург — город, что нам понравился больше всего. Не вследствие того что это крайняя точка и как раз из этого мы будем возвращаться к себе. Был у меня один стереотип, навязанный в девяностые годы масс-медиа — это криминалитет, ОПГ «Уралмаш», большой промышленный центр и тому подобное.

Самый дальний на отечественной карте город. Будучи в Челябинске, мы пологали, что в Екате дела будут обстоять еще хуже. А когда мы въехали в город, поселились в отеле, пообедали, вышли в люди — все поднялось на собственные места.

Сергей: Я считаю, что основной промоутер Екатеринбурга — это музыка. Я никак не имел возможности осознать, что это за город таковой, в котором рождается такая музыка. Как все эти музыканты тут жили, уживались, творили

Рустам: Огромное количество на квадратный километр коллективов, каковые не просто стали известны локально, но получили известность во всей стране. Чайф, Глюки, Агата, Чичерина — они так как отметились еще и в историческом замысле.

Сергей: Имеется группы, у которых кроме того на пиратских трекерах нет ни одного альбома, по большому счету о них толком только бог ведает. Мы, будучи в Екате, послушали в эфире шесть новых групп, и эта музыка по плотности, по качеству воодушевляет. Чувствуется, что в любой период собственной истории город выдает новую музыку, наряду с этим весьма качественную.

Вы снимали собственные сюжеты и в Екатеринбурге. Удалось отечественному городу вас поразить?

Сергей: Для меня было откровением, что тут весьма крепкая ячейка коллекционеров, каковые притащили ко мне, к примеру, Cadillac De Ville 1960 года. Я ни при каких обстоятельствах не относился к автомобилям с трепетом. Достаточно скоро для меня автомобиль стал утилитарной вещью, по которой не нужно скорбеть, давать ей имена, волноваться по поводу царапин Все это ерунда.

Но в то время, когда я заметил данный автомобиль, весьма эргономичный и безумно прекрасный всеми собственными линиями, я осознал, что существуют все-таки тачки, на каковые возможно наблюдать с восторгом. Ретро-автомобиль — это неизменно некоторый компромисс, неудобство, которое нужно терпеть.

Рустам: Компромисс в это же время, как машина выглядит, сколько она стоит, и как ты в ней себя ощущаешь. В то время эргономический подход был второй.

Сергей: Мягко говоря, водителем тогда пренебрегали.

Рустам: Особенно ярко это выражено в советских машинах.

Сергей: А в данной части планеты мы нашли «Кадиллак», что я видел только в один раз на выставке в Детройте. В то время, когда я на нем прокатился, на данной штуке, мне не хватило лишь одного — дабы хотя бы где-то далеко сейчас было море. А так все было превосходно.

Вы себя вычисляете радиоведущими, автожурналистами либо кем-то еще? Для чего вам «Громадный тест-драйв»?

Сергей: Мне тут написал человек, что верно подметил, что «что-то у вас в тест-драйве прежней юмор куда-то делся». Это было в Челябинске. А до этого я и не считал, что отечественные выпуски — какие-то юмористические. Такая стилистика подачи получается сама собой.

Я выступаю специалистом для собственных потребностей, прежде всего. Не для неких виртуальных людей, а по своим личным параметрам. В автомобиле любой группы должны идеально балансировать кое-какие факторы — цена, уровень качества да и то, как он едет.

Для меня основное — данный баланс, эта гармония. За 15 миллионов возможно сделать офигительный автомобиль, но он будет стоить 15 миллионов. И позже ты его не реализуешь.

В отечественных тест-драйвах мы ищем оптимальный автомобиль, за что не жалко дать те деньги, каковые за него просят производители, и взять вместо какие-то кайфы. Оптимальный для себя — но на основании огромного количества тестов. Автомобиль обязан помогать человеку жить, давать удовольствие, и я считаю, что сейчас человек, отдавая большие деньги, не имеет права мучиться от каких-то эргономистов и идиотств конструкторов.

Воздействует ли на вашу работу какой-то фидбэк, что вы приобретаете от зрителей? По большому счету, как обстоит дело с обратной связью?

Рустам: Мы не углубляемся в комментарии, каковые зрители оставляют к нашим видео. Мы не обращаем внимания на результаты голосований, симпатий к тому либо иному ролику. Но в случае если мы видим явный дисбаланс между числом людей, которым понравилось и которым не пришлось по нраву, мы принимаем это к сведению.

Но в целом мы понимаем обстоятельства и не подстраиваемся ни под кого.

Сергей: Активная часть комментаторов в любом деле, будь то радио либо телевидение — это некая пена, весьма узкий срез.

Рустам: Ролик в среднем наблюдают 200-250 тысяч людей, а комментариев к нему — тысяча-полторы. Такое же количество голосует.

Сергей: Для меня принципиально важно количество как раз взглянувших. Вот, скажем, вышел новый автомобиль, и человек, видя его наименование в заголовке, кроме того не включает ролик. Значит, ему неинтересно.

Как бы мы ни шутили, какие конкретно бы дамы ни оказались в ролика — он по большому счету его не открыл, кроме того не начал наблюдать. Значит, интереса нет не то, дабы к нашей работе, а к самой машине.

А как вы относитесь, скажем так, к неконструктивной критике? К примеру, к заявлениям о том, что вы не разбираетесь в машинах и занялись не своим делом?

Рустам: Главным местом работы для нас остается все-таки утреннее шоу на радио. И количество людей, каковые его слушают — это легко совсем второй порядок. 350 тысяч подписчиков на Youtube-канале и четыре миллиона слушателей на радио — это несопоставимая аудитория.

Второе — людей, каковые нас слушают в подкастах, в скачанной аудиоверсии отечественного эфира на мобильных устройствах, также огромное количество. Изначально канал на Youtube был только дополнительной опцией для людей, которым было бы весьма интересно не только послушать, но еще и взглянуть на тачки. И ею он и остается.

Сергей: Конструктивная критика? Это зависит от того, что люди поставят нам в пример. Честно сообщу, я отношусь к автомобилям, каковые мы тестируем, как к вещам, каковые Я могу себе позволить приобрести. И как таковой человек я о них так и отзываюсь. Я не занимаюсь онанизмом наподобие «Я тестирую Lamborghini, я не могу ее приобрести, но она мне не нравится в силу рабоче-классового происхождения». Это взор человека, что большая часть таких автомобилей может приобрести.

Разбираться в машинах, мне думается, в первую очередь, свидетельствует познакомиться с ними.

Меня, как потребителя, не интересует, что находится в «айфона» либо «самсунга», и я уверен, что никто из потребителей не знает, как именуются все процессоры и эти платы. Однако, и у того, и у другого имеется поклонники. Разбираться во внутренней начинке автомобиля должны специалисты. Ну и, что означает разбираться?

Произносить умные слова о конструкции двигателя? Я осознаю людей, каковые «разбираются» в машинах, но поверь, их рекомендации нахрен никому не необходимы.

Люди слушают нас иногда с позиций эргономических уродств, каковые все-таки иногда видятся. И мы помогаем им сориентироваться.

Рустам: На уровне потребителя, точно не специалиста.

Сергей: А что означает «специалист»? Машина ориентирована на потребителя. Мы ж не говорим о рынке суперкомпьютеров, военных самолетов либо студийных микрофонов. Я не осознаю в этом контексте слова «специалист», по причине того, что эта техника — не для специалистов, а для весов. А те, кто нас осуждает, по всей видимости, не в состоянии приобрести себе такую технику.

Им остается лишь копаться в технических нюансах, и уговаривать себя, что та либо другая машина — говно. Мне же таковой взор несвойственен.

Как резко отличается радиоработа на выезде от работы в привычной домашней студии?

Сергей: Тут несложнее решить вопрос с контентом. Приходят люди с занимательными судьбами, подкидывают собственные темы, и об этом возможно поболтать. Иначе, постоянное присутствие посторонних через пара часов начинает очень сильно утомлять, и это один из выводов, каковые мы увозим с собой. Мы ни при каких обстоятельствах не стеснялись говорить с простыми людьми.

Но постоянное мельтешение, шум улья — это тяжеловато.

И все-таки я желаю передать твоим читателям самые искренние комплименты вашему городу. Мы ощущали себя тут, как дома. К концу семь дней я уже езжу без навигатора, хожу в те места, где мне рады.

Рустам: Нас кроме того паркуют безвозмездно.

Сергей: И в Екатеринбурге я увидел такую тенденцию — у екатеринбурженок в среднем прекрасная грудь, и в Екатеринбурге довольно много ухоженных зрелых дам, что также ласкает взор.

Фото: © Дмитрий Елизаров

Больше фото тут

Дмитрий Елизаров , 27 мая 2014 года
1872 просмотра

Прогулка по Екатеринбургу — Сутки 43 — Екатеринбург — Громадная страна — Громадной тест-драйв

Темы которые будут Вам интересны: