Вячеслав жигалов, генеральный директор гк «феникс» (санкт-петербург), вице-президент роад («автостат»)

В скором будущем, на 8-й ежегодной конференции «Росавтодилер – 2016» состоятся очередные президентские выборы РОАД. В собственной предвыборной программе, размещенной на сайте РОАД, Вячеслав Жигалов, что есть одним из кандидатов на пост президента наровне с Олегом Мосеевым и Владимиром Моженковым, очень категорично оценил эффективность РОАД как организации, воображающей интересы дилерского сообщества.

В интервью аналитическому агентству «АВТОСТАТ» генеральный директор ГК «Феникс», вице-президент РОАД и глава Департамента развития предпринимательства Торгово-промышленной палаты РФ поведал, что именно он предлагает поменять в работе Ассоциации, дабы автомобильных дилеров, наконец, услышали.

Вячеслав жигалов, генеральный директор гк «феникс» (санкт-петербург), вице-президент роад («автостат»)

— Вячеслав Александрович, Вы так как недавно деятельно занялись общественной работой в рамках РОАД. Что стало для Вас мотивацией, дабы побороться за пост президента и для чего Вам это необходимо?

— Общественной работой занимаются идеалисты, каковые верят, что мир возможно поменять к лучшему. Они, само собой разумеется, наивны, но без них мир был бы существенно хуже, чем имеется. Я также время от времени задаю себе вопрос: для чего тебе это необходимо?

Правильнее, это моя рациональная часть задаёт вопросы. Думаю, конкретного ответа быть неимеетвозможности. С одной стороны, это возможно назвать увлечением.

С другой — попыткой предложить очевидные, как мне думается, решения проблем, с которыми коллеги-предприниматели сталкиваются каждый день.

В Совете РОАД я тружусь полтора года и прекрасно вижу все отечественные недочёты и потерянные возможности, знаю, что следует сделать. И не смотря на то, что все ответы принимаются коллегиально, президент должен быть фаворитом. Собрание участников отечественной Ассоциации, выбирая нового президента, утверждает и его программу.

— В собственной предвыборной программе Вы рассказываете о том, что за последние годы фактически не была решена ни одна из задач, находившихся перед РОАД. Из-за чего Вы так вычисляете, и что мешало?

— Я говорю о важных задачах, воздействующих на бизнес-климат. Я сам внес предложение и отвечаю в Совете Ассоциации за два проекта: поправки в закон «О защите прав потребителей», ограничивающие так называемый «потребительский экстремизм», и субсидирование процентов по инвестиционным кредитам на период кризиса. К сожалению, добиться результата пока не удалось, не обращая внимания на достаточно большое количество приложенных упрочнений.

Неприятность в том, что мы еще не хорошо воображаем механизмы принятия ответов во власти, у нас не выстроены коммуникации с профильными департаментами ведомств и министерств, не участвуем ни в каких рабочих совещательных органах и группах, нас просто не знают.

В органах аккуратной власти, формирующих экономическую политику, громадный недостаток качественной экспертной информации. Из этого низкий уровень качества законов, нормативных документов и стратегических программ. А мы, специалисты, не можем донести до данной власти предложения и свои знания.

Я говорю об этом с уверенностью, т.к. с августа тружусь главой Департамента развития предпринимательства ТПП РФ и вижу данный процесс изнутри. Оказывать влияние на бизнес-климат возможно, но для этого нам самим необходимо быть активными и настойчивыми.

— Как Вы оцениваете сейчас вовлеченность дилерского сообщества в работу РОАД, и необходимо ли по большому счету дилерам это все?

— Непременно, необходимо! В противном случае Совет будет воображать лишь сам себя. В то время, когда полтора года назад стал новый состав Совета, любой из нас предложил свою идею, проект, которым он желал бы заниматься. Ни тогда, ни на данный момент никакой неспециализированной целевой программы у РОАДа нет. И не у каждого из нас имеется время для работы по собственному направлению.

Исходя из этого отечественная деятельность, вправду, больше похожа на клуб по заинтересованностям.

До вхождения в Совет РОАД я слабо осознавал, чем занимается Ассоциация, не смотря на то, что, само собой разумеется, ожидал от нее действий, каковые имели возможность бы принести пользу моему бизнесу. За полтора года мало что изменилось, не считая частоты упоминаний в массмедиа.

Нам очень нужно обеспечить прозрачность собственной работы для сотрудников по цеху. РОАД обязан заниматься проблемами, вправду серьёзными для большинства дилерского сообщества. Причем, не только дилеров легковых марок, но и всех сегментов автомобильного транспорта.

Любому участнику Ассоциации должна быть гарантирована возможность участия в работе.

— Назовите три главные неприятности, каковые, на Ваш взор, требуют незамедлительного ответа в пользу дилерского сообщества.

1) Выстраивание равноправных партнерских взаимоотношений с производителями машин;

2) Отмена идеи параллельного импорта запчастей;

3)Распространение на дилеров автомобилей программы национальной среднего бизнеса и поддержки малого.

— Пара лет назад создавался некоторый Кодекс производителей машин при помощи АЕБ (кодекс поведения производителей машин, создан в 2013 году — прим. автора), что, но, так и не стал действенным инструментом. Как Вы думаете, из-за чего?

— Кодекс формулирует правила поведения производителей машин по отношению к своим дилерам, но вывод самих дилеров в нем не было учтено. В нем через чур много пробелов. В действующих дилерских договорах у дилеров нет фактически никаких прав.

Достаточно довольно часто, в особенности в периоды кризиса, это ведет к важным и неоправданным денежным утратам дилеров.

Дистрибьюторы существование Кодекса скрывают, а дилеры, опасаясь сломать отношения, очень не настаивают. Вправду, говоря словами Остапа Ибрагимовича, у дистрибьюторов имеется не меньше 300 способов законного отъёма денег у дилеров.

— Как, на Ваш взор, нужно законодательное регулирование, или возможно обойтись «малой кровью»: усовершенствовать Кодекс или отыскать другие методы договориться с производителями машин, к примеру, через ФАС?

— Я предпочел бы обойтись по большому счету без крови. Законодательное регулирование нереально по объективным обстоятельствам. Закон обязан функционировать для видов бизнеса и всех отраслей.

Обрисовывать сложную и изменчивую специфику каждого из них в одном законе либо создавать отдельный – утопия.

На мой взор, хватает ссылки в положениях о допустимых вертикальных соглашениях, коими являются дилерские договора, закон «О защите борьбы» на соглашения отраслевого авторегулирования. В нашем случае это Кодекс поведения производителей машин. Он обязан согласовываться обеими сторонами взаимоотношений – дистрибьюторами в лице комитета производителей машин АЕБ и дилерами в лице РОАД.

Для этого необходимо терпеливо, но упорно, договариваться со всеми участниками процесса, включая ФАС. В этом полезно брать пример с отечественного главу МИД.

— В случае если все же вносить поправки, то через Министерства экономики, Минпромторг, ГосДуму? Какой метод самый действенный и имеется ли для этого у РОАД ресурсы?

— К сожалению, отечественный Совет поддался митингово-популистским настроениям: «Раз нас никто не обожает, мы с вами больше не играем и идем поменять закон». Эта позиция была высказана еще в прошлом декабре, но до сих пор мы не только не выработали правовую конструкцию ответа, но кроме того не осознали, какой как раз закон желаем поменять.

Мои предложения не были приняты, но я ищу новые доводы и надеюсь, что здравый суть неизбежно возобладает.

Неприятностей огромное количество, нам нужно обучиться производить конструктивные ответы и мочь их защищать во всех инстанциях.

— Каков Ваш прогноз по авторынку по результатам 2016 года и количеству действующих ДЦ/франшиз? И неспециализированная оценка экономической обстановке?

— В начале года я думал, что будет громадным успехом сохранить результаты прошлого года. Сейчас разумеется, что успеха нет. Весьма возможно, что государственные программы стимулирования спроса будут свернуты в скором будущем.

Падение будет больше 10%.

Во второй половине года начали проявляться весьма тревожные тенденции падения загрузки сервисных мощностей. Парк молодых автомобилей уменьшается, а оттекание клиентов в неавторизованный сервис растет.

Процесс ухода с рынка как маленьких, так и достаточно больших дилеров длится. Но это не означает, что у остальных все прекрасно. Высокая плачевное положение и долговая нагрузка многих марок создают территорию чрезмерных рисков для бизнеса.

В ней находится не меньше 25% дилерской сети.

В следующем году восстановления рынка не наступит. Для этого до тех пор пока нет признаков и никаких оснований. И самый сильный депрессивный фактор – совсем не стоимость одного бареля нефти, а низкий уровень качества национального управления.

Один только пример. В действующей редакции стратегии развития автопрома от 2013 года по большому счету нет для того чтобы понятия, как дилерская сеть. В том месте ничего не сообщено о действиях на протяжении очередного сокращения рынка.

Исходя из этого, в то время, когда оно произошло, начали писать новую стратегию, опасаюсь, ветхим методом.

Я ожидаю предстоящего повышения фискального и административного давления на бизнес, роста разного вида обременений, еще большего понижения инвестиционной проводимости экономики, повышения доли государственного сектора.

Радостного, само собой разумеется, мало, но это хорошая школа выживания. Будет о чем внукам говорить. Уж они-то совершенно верно будут жить в радостные времена!

Storm SPb

Темы которые будут Вам интересны: