Винсент кобе, глава марки datsun (autonews.ru)

Винсент кобе, глава марки datsun (autonews.ru)

Запуск возрожденного бренда Datsun признан успешным – за первые полтора года работы на основных рынках сбыта реализовано практически 120 тыс. автомобилей и открыто более 400 дилерских центров, а в Российской Федерации седан Datsun on-Do продолжительное время стабильно оставался в числе фаворитов рынка. О том, из-за чего новый бренд представлен отдельными машинами на различных рынках, и как в будущем будет развиваться модельная линейка марки, поведал глава марки Винсент Кобе на протяжении круглого стола в Токио, организованного специально для русских журналистов.

— В прошедшем сезоне бренд запустился сходу на нескольких рынках. Какой из них возможно назвать более успешным, а какой — отстающим?

— В марте 2014 года Datsun показался в Индии, в мае пришел в Индонезию, в сентябре – в Россию, а месяцем позднее мы запустились в Южной Африке. Все это сложные рынки, испытывающие сильные кризисные явления. Так, российский за 18 месяцев упал на 40%, падение в Индонезии составило 15%, в ЮАР – 10-12%.

Рынок Индии более-менее стабилен.

Но любой из них, если не считать скромного рынка ЮАР, был для нас наибольшим в какой-то момент времени. на данный момент дела оптимальнееидут в Индонезии, в конце прошлого года хорошие результаты показывала Российская Федерация, ранее – Индия. Но в среднем любой рынок реализовывает по 2–4 тыс. автомобилей в месяц. С позиций запуска бренда мне красива Российская Федерация, по причине того, что тут имеется и ясность мышления, и хороший ответ на отечественное предложение со стороны рынка.

Комбинация японского качества и нашего сервиса принята тут. Наконец, в Российской Федерации бренд весьма четко позиционирован. Но сейчас российский рынок лихорадит, и бизнес идет не так прекрасно, как хотелось бы. Тут нужно всегда реагировать на происходящее, выстраивать тактику работы.

Сейчас в Российской Федерации мы пробуем обезопасисть отечественный бизнес. А оптимальнеедела у Datsun идут в Индонезии.

— Что является брендомDatsun на различных рынках? Это та же мысль, что и в Российской Федерации: недорогие автомобили с японским качеством?

— Во-первых, вы ни при каких обстоятельствах не услышите от меня определения «недорогие». Ни при каких обстоятельствах. Datsun – это дешёвые машины, но не недорогие. И мы пробуем предложить надежный бренд с хорошей репутацией да и то, что вы имеете возможность себе позволить. Мысль Datsun в том, дабы оказать помощь людям реализовать их мечту об автомобиле.

Особенно это относится государств, где нет политической и экономической стабильности. Такое положение дел неизменно очень сильно бьет по среднему классу, у которого понижается платежеспособность, исчезает хороший взор в будущее. Мечта о хорошей машине спотыкается о денежные возможности.

И вот эту мечту обязан реализовать Datsun, давая людям возможность приобрести машину грезы.

— Отличаются ли запросы клиентов в различных государствах?

— Ожидания клиентов отличаются кардинально. Представители среднего класса в Индии желают компактный хэтчбек с мотором количеством 1,0–1,2 литра. Индонезийцы – семиместный автомобиль ценой менее 20 тыс. долларов. Русские, в случае если мы не говорим о запросах столичных обитателей, постоянно начинают с того, что им нужен седан с весьма вместительным багажником, большим клиренсом и хорошей подвеской, устойчивый на скорости и пригодный для нехороших погодных условий.

Это совсем различные автомобили. Очень амбициозные, но дешёвые автомобили. Мы ни при каких обстоятельствах не желали делать недорогие автомобили.

С таким позиционированием нереально выстроить бизнес и удовлетворить клиентов.

— на данный момент Datsun – это бренд четырех государств. Достаточно ли их чтобы вычислять марку состоявшейся? Либо вы смотрите шире?

— Сообщу так: мы не грезим, мы делаем важные вещи. Строим некую базу и трудимся с ней. Запуск бренда – это неизменно вызов, в особенности в то время, когда речь заходит про современный японский дешёвый автомобиль, востребованный у потребителей среднего класса на быстрорастущих рынках. И, что принципиально важно, эти автомобили приспособлены для локальных рынков и подходят для местной инфраструктуры. Имеется ли еще хоть один бренд, что трудится столь селективно? Ни одного.

Мы не можем сделать это в один момент в полусотне государствах, исходя из этого до тех пор пока сфокусировались на четырех. И выбрали их не просто так. Все они громадные, многолюдные, в каждой из них имеется автомобильные заводы, сети продаж и технические центры. У каждой различные потребности, и в каждой из них мы используем различную бизнес-модель. И в этих условиях мы готовы развиваться.

Мы уже реализовываем Datsun в Непале, Ботсване, Лесото, Намибии. Уверен, отыщем сбыт в Казахстане и Украине. Позже отправимся дальше: в Африку, Азию, Средний Восток и, быть может, в государства Латинской Америки.

— А как по поводу Европы, США и Японии?

— Стоит ли пробовать выходить на развитые рынки? Ответ – нет. Честно скажу: я не осознаю, как возможно выйти на рынок США, где сейчас самым недорогим автомобилем есть Nissan Versa/Sunny – седан длиной 4,4 метра. Достаточно взглянуть на законодательные ограничения и эволюцию рынка, чтобы выяснить: роли, которую Datsun может играться в Соединенных Штатах, на данный момент нет.

Так же и в других государствах. Развитые рынки прекрасно покрыты маркой Nissan. И как раз исходя из этого нас интересуют рынки растущие, где другой раз у людей кроме того нет выбора.

К примеру, в Индии, в случае если у вас имеется 7 тыс. евро, вы имеете выбор между Suzuki и Suzuki. А в Индонезии за 8 тыс. евро возможно приобрести лишь Daihatsu. Вот этим рынкам мы и предлагаем увлекательную альтернативу.

— Каким, по-вашему, должен быть совершенный современный Datsun?

— Если вы спросите, какой автомобиль для меня имел возможность бы стать чистым олицетворением бренда Datsun, я сообщу, что это легкая машина с двигателем мощностью 200 л.с. и ценой не больше 15 тыс. евро. Это то, что я бы сделал в металле, чтобы отразить ценности и наследие бренда Datsun. В случае если у вас имеется 200 миллионов долларов, я готов сделать как раз такую машину.

Но на данный момент моя задача – реализовывать по 20 тыс. машин каждый год на каждом из отечественных главных рынков сбыта, исходя из этого мы делаем и реализовываем совсем другие автомобили.

— Сейчас Datsun – это хэтчбек и седан в Российской Федерации и минивэн и хэтчбек в Азии. В какие конкретно новые сегменты вы смотрите в Российской Федерации и других странах?

— Российская Федерация обожает седаны, по причине того, что это солидно. Не смотря на то, что это совсем непрактичный тип кузова. Глобально машины отражают стиль судьбы.

Логика несложна: конструкция автомобили обязана отражать условия применения, портрет потребителя, его задачи по перевозке грузов. Стиль судьбы транслируется в тип кузова: седан, минивэн, кроссовер либо джип. Но все ожидают от автомобиля универсальности, и чем больше у потребителя денег, тем больше требований он предъявляет к машине.

Глобальный тренд в том, что от хэтчбеков и седанов люди переходят к кроссоверам, как к более универсальным транспортным средствам.

— Если судить по концептам redi-GO и GO-cross, вы именно трудитесь над созданием кроссоверов?

— До тех пор пока я говорю только о трендах, о том, что происходит в голове потребителя. Мы не говорим том, что GO-cross есть предтечей какой-либо серийной автомобили. Он демонстрирует то, в каком направлении будет развиваться бренд дальше. Но, как вы уже понимаете, мы давали слово в 2016 году представить новую модель на платформе CMF-A (на ней выстроен Renault Kwid – прим. редактора).

GO-cross – мысль более отдаленного будущего, и по сей день мы не можем кроме того сообщить, годится ли она для России. Нельзя исключать, что в Российской Федерации мы предложим какой-то второй продукт схожей идеологии, но это будет чуть позднее.

— У альянса Renault-Nissan имеется хороший бренд Dacia с огромной линейкой, включающей седаны, хэтчбеки, кроссоверы, минивэны а также пикапы, каковые в далеком прошлом освоены. Так для чего пригодилось делать Datsun на базе моделей Lada? Может, было бы несложнее создать кооперацию с Renault?

— Это технический вопрос. Автомобильная индустрия хороша собственной вариативностью. Тут нет идеальных ответов, нет хороших либо нехороших конструкций.

Компания Renault делает ставку на марку Dacia и ее платформы, каковые являются очень конкурентоспособными в Европе. Но в Индонезии и Индии ожидания клиентов от автомобиля совсем другие, и европейский ответ на них не сработает, как и в Российской Федерации. У вас Nissan занимает весьма сильные позиции, а клиенты Renault и Nissan в Российской Федерации полностью различные.

Мы, со своей стороны, не желаем реализовывать однообразные автомобили. Вот из-за чего мы предлагаем второй бренд. Ответ на вопрос о том, какую как раз платформу наряду с этим применять, зависит от того, какой автомобиль вы желаете взять. И никак в противном случае. Выбор платформы – неизменно дискуссия, которая обязана опираться на требования и клиента рынка.

Мы начали с изучения спроса, и сейчас мы удовлетворяем запросы клиента, а не разрабатываем что-то в надежде, что потребитель это приобретёт. Выбор верного технического ответа лежит в базе отечественного бизнеса. А если вы скептично смотрите на инженерию АвтоВАЗа, попытайтесь машины Datsun. Отыщете в том месте неприятности с качеством? Я не отыскал.

Хорошая платформа, высокое качество и интересный двигатель – вот что такое Datsun в Российской Федерации.

— Вы на данный момент лишь вкладываете в Россию, либо уже приобретаете какую-то прибыль?

— Мы вкладываем в разработки, в маркетинг, в развитие дилерской сети. Это требование рынка, так что мы будем продолжать: вы заметите маркетинговые компании, активности для клиентов, сезонные предложения – это обычный путь продвижения бизнеса. В случае если вас интересует, будем ли мы принимать решения об повышении количеств производства либо выводе на рынок новых моделей, то сообщу, что нам нужно сперва осознать, в каком направлении начинается кризис. Я настроен оптимистично.

В Российской Федерации все мало гипертрофированно, и все колебания происходят значительно острее, чем в Европе. Рынок падает скоро, но и вырасти обязан столь же интенсивно.

— Но на данный момент обстановка стала вправду сложной…

— Я оптимист, в противном случае бы трудился на втором месте. У вас 160 млн человек населения, 70 млн кв. км почвы, запасы природных ресурсов. Политические и экономические сложности обвалили рынок до 1,5 млн автомобилей в год, и имеется вправду важные обстоятельства для кризиса, но настоящих оснований для полного провала экономики нет. Имеется ресурсы, грамотные люди, технический потенциал – все это крайне важно.

Российская Федерация выйдет из кризиса стремительнее, чем возможно себе представить.

— Как именно удалось в малейшие сроки выстроить в Российской Федерации такую громадную дилерскую сеть? Требуется ли дилерам денежная помощь?

— Выходя на российский рынок, мы заблаговременно имели кое-какие серьёзные преимущества: Datsun прочно связан с брендом Nissan, что весьма силен в Российской Федерации. Мы внесли предложение дилерам Nissan реализовывать Datsun, и многие из них срочно дали согласие кроме того с тем условием, что реализовывать Datsun необходимо в отдельных шоурумах. При запуске седана on-Do у нас трудилось уже более тридцати дилеров, и сеть продолжала расти.

В совершенном случае в дилерской сети Datsun должно быть от 80 до 100 продавцов. И инвестиции в развитие сети у нас значительно меньше, чем в большинстве случаев. Но, честно говоря, дилерская сеть в Российской Федерации не так уж громадна. На всю территорию страны на данный момент чуть больше 60 продавцов, не смотря на то, что в Индонезии насчитывается 120 дилеров, а в Индии – 160.

Но российских дилеров мы не поддерживаем деньгами на данный момент, и не планируем делать этого в будущем.

AutoNews.ru

Datsun. Интервью с Венсаном Кобе

Темы которые будут Вам интересны: