Брюно анселэн, гендиректор renault в россии («рбк»)

Брюно анселэн, гендиректор renault в россии («рбк»)

Французская Renault – одна из самых популярных марок в Российской Федерации. Компания не только одна из первых начала выпускать собственные автомобили в Российской Федерации, но и в альянсе с Nissan купила контроль над наибольшим в стране производителем автомобилей — АВТОВАЗом.

Модель Renault Logan, созданная как убийца Lada, а сравнительно не так давно ставшая базой одной из моделей тольяттинского завода, уже практически десятилетие не покидает перечня самых реализовываемых автомобилей в Российской Федерации. Авторынок испытывает тяжелые времена — спад на нем длится уже второй год. Наряду с этим Renault наращиваетдолю рынка, хвастается в интервью РБК генеральный директор Renault в Российской Федерации Брюно Анселэн.

— По статистике АЕБ, продажи на рынке легковых и легких коммерческих машин упали в первом полугодии на 7,6%. Как Renault реагирует на спад?

— Рынок падает из-за экономической ситуации. Увеличение ставок по кредитам ведет к понижению продаж новых автомобилей. Рынок импортных машин страдает от колебаний валютных котировок.

Единственный метод противостоять падающему рынку – локализовать производство: создавать как возможно больше моделей тут, в Российской Федерации, но и создавать локально компоненты.

— Как собираетесь снизить затраты в текущем году?

— Мы не разглашаем замыслов. Но планируем закончить год с не меньшей долей рынка, чем в прошедшем сезоне — 7,8%.

— Какие конкретно статьи затрат будут сокращены?

— Поддержать модельный последовательность в текущем году нам окажут помощь две новые модели – это новый Logan, что уже пользуется громадной популярностью и еще одна модель, которая скоро покажется. Под сокращение попадут проекты маленького количества, каковые в условиях нестабильной экономики и понижающегося рубля становятся менее рентабельными – к примеру МосАвтоЗиЛ, где переговоры о возможности производства коммерческого транспорта на данный момент заморожены.

— Кроме этого кое-какие сокращения издержек случились у нас в части коммерции (издержки на рекламу и т.д.). До тех пор пока, если судить по доле рынка, дела у нас идут прекрасно. Мы именно та марка, которая увеличивает собственную долю на рынке.

— Как смогут измениться отношения с дилерами?

— Отечественные отношения с дилерами основываются деловом партнерстве. Они ожидают от нас новых моделей, а мы должны дать им автомобили в достаточном количестве. С данной точки зрения ничего не изменяется.

— Кое-какие монобрендовые дилеры Renault в конце полугодия говорили, что производитель затоваривает их склады, упорно предлагая приобрести больше автомобилей, чем они в состоянии сейчас продать. Это правда?

— Отечественная политика в данной части похожа на подход вторых производителей. Замысел отгрузок согласован с производством, летом завод уходит в отпуск и необходимо это учитывать.

— У вас имеется программа помощи дилеров?

— Имеется особые программы отложенного складского финансирования – дилеры не сходу оплачивают те автомобили, каковые им приходят. Кроме этого существует особая совокупность оповещения, в то время, когда дилер информирует о перенаполнении складов, в случае если у него появились неприятности с рентабельностью.

— Кое-какие производители говорят, что из-за девальвации рубля упал их уровень локализации производства, у кого то кроме того на 10%. Сказалась ли эта обстановка на машинах, создаваемых столичным заводом Renault?

— Не совсем так. Цена подробностей, каковые создают локальные поставщики, не зависит напрямую от девальвации рубля. Имеется два фактора, касающиеся локализации производства, каковые кроме того более ответственны, чем рублевая составляющая. Первая – это количество, достаточно ли у нас количества для локализации, дабы это было выгодно создавать в Российской Федерации.

И владеет ли поставщик нужной квалификацией, для получения качественной детали.

— Поменялись ли, из-за понижения курса рубля отношения с внешними поставщиками?

— Импортируемые подробности стали дороже где-то на 10%.

— Стали ли дороже от этого автомобили?

— Импортируются не все подробности. Но мы были вынуждены, как и другие производители, пара увеличить стоимость из-за девальвации рубля, если вы об этом.

— Вы ведете переговоры с поставщиками о понижении цены комплектующих? Удалось добиться результата?

— В случае если сказать про понижение цены компонентов в Российской Федерации, где уровень инфляции довольно большой, то речь заходит о том, дабы повышение цены шло меньшими темпами по сравнению инфляцией. В случае если сказать о поставщиках второго уровня, то в текущем году цены на некое сырье снизились, и часть этого понижения отразилась и на стоимостях для нас.

— Какие конкретно преимущества от завершения сделки по приобретению альянсом Renault-Nissan контроля над АВТОВАЗом может взять Renault?

— Ну, во-первых, сейчас у Renault большая часть голосов в совете директоров АВТОВАЗа, и мы можем больше оказывать влияние на принятие ответов, таких, к примеру, как назначение президента АВТОВАЗа — это принципиальный момент. Говоря об углублении сотрудничества, необходимо подчернуть, что мы используем базу поставщиков АВТОВАЗа, дабы совместно локализовывать как возможно большее количество подробностей.

Сравнительно не так давно мы общими усилиями организовали производство шасси на АВТОВАЗе, и 90% этих шасси мы используем на своем производстве. Кроме этого в Тольятти локализовано производство коробок двигателей и передач. Работа поставщиков на АВТОВАЗ и на альянс дает нужный количество спроса для повышения локализации.

В случае если сказать про уровень локализации конкретной платформы, к примеру B0, в том месте довольно высокий уровень применения местных подробностей – количество заказа некоторых из них достигает 500 000 — 750 000 штук в год. К примеру, это относится элементов тормозной совокупности. И как раз из-за углубленного процесса локализации производства было в свое время принято решение о создании совместной организации по работе с закупками.

Задача – нарастить количества закупок, дабы возможно было локализовывать более выгодно на лучших условиях.

— Каких поставщиков АВТОВАЗа вы собираетесь использовать?

— Мы не будем перечислять, с какими поставщиками мы конкретно трудимся. Возможно заявить, что определенное количество процентов на проектах у нас совместные. В частности автомобили Lada Largus были сделаны по спецификации Renault.

В рамках альянса у нас громаднейшее количество совместных подробностей. К примеру, имеется штамповочное производство ААТ, которое есть поставщиком и Renault, и Nissan, и АВТОВАЗа для платформы B0.

Нами совместно создана структура, в которой трудятся более ста человек и которая занимается развитием поставщиков. В данной команде трудятся представители всех трех марок альянса. Они прошли обучение, дабы иметь возможность внедрять западные стандарты альянса конкретно на производстве поставщика.

Уровень качества – это продукт менеджмента прежде всего, а после этого уже инвестиций.

— Будут ли автомобили дешевле за счет данной работы?

— Дабы опустить цены на машины в условиях рынка, где инфляция образовывает около 8%, необходимо иметь немыслимую производительность труда. Автомобили будут дорожать, но ниже уровня роста инфляции. Тяжело внедрить какие-либо особые продвинутые разработки для резкого уменьшения цены.

— Какие конкретно машины Renault в Российской Федерации комплектуется двигателями и коробками производства тольяттинского завода?

— Комплектовать отечественные модели двигателями русского производства мы начнем в скором времени.

— В рамках заключенного с правительством соглашения «Автофрамос» инвестирует в собственное развитие в Российской Федерации 20 млрд руб. до 2020 года. На что отправятся эти деньги? Кто еще из столичных производителей имел возможность бы заключить с правительством подобное соглашение?

— Мы не можем прокомментировать обстановку с другими производителями. В то время, когда в последний раз глава горадминистрации Москвы приезжал к нам на завод, мы говорили о том, дабы эти деньги пошли на модернизацию производственных мощностей. В частности, цеха окраски, что в этом испытывает недостаток.

Кроме этого, на громадную необходимое оборудование и автоматизацию производства для производства новых моделей, по причине того, что к 2016 году мы планируем выпустить пара новых моделей.

— А что за модели?

— К концу 2016 года их будет пара. Мы говорим лишь о моделях Renault.

— В июле президент АВТОВАЗа Бу Андерссон снизил прогноз по экспорту на 28% из-за нехорошего состояния экспортных рынков государств Таможенного альянса и, например, Казахстана. Не снизил ли собственный прогноз Renault и какой у компании основной экспортный рынок в рамках Таможенного альянса?

— Мы увеличиваем отечественное присутствие на казахском рынке – у нас весьма прекрасные результаты сейчас, с ростом количеств продаж за полугодие приблизительно на 30% по отношению к тому же периоду прошлого года. Еще один рынок, где мы увеличиваем собственные поставки – это Белоруссия. Для нас Белоруссия и Казахстан – это на данный момент два самых серьёзных по окончании России рынка в этом регионе. Сохраняем надежду, что обстановка на рынке Украины стабилизируется.

Необходимо учитывать, что в 2008 году рынок Украины составлял приблизительно 700 тысяч машин. В прошедшем сезоне он уже составлял 200 тысяч, в текущем году – должен быть приблизительно 120 тысяч машин, по нашим расчетам. На Украину из России длятся поставки, в частности Renault Duster.

До тех пор пока мы не можем прогнозировать, сократится ли экспорт этих автомобилей за весь год.

Кстати, сравнительно не так давно было решено, что в регион Евразия группы Renault, куда входили 11 государств, а также Российская Федерация и бывшие государства СНГ, будет относиться и Монголия.

«РБК»

Москва реализовывает собственную долю в ОАО «Автофрамос»

Темы которые будут Вам интересны: