Алексей пахоменко, генеральный директор оао «оэз ппт «тольятти» («автостат»)

Как чувствуют себя сейчас производители автокомпонентов, решившие выстроить производства в ОЭЗ «Тольятти»? Повлиял ли на их замыслы финансовый кризис в Российской Федерации, ситуация и валютные скачки с падением продаж на авторынке? Кто из них, не обращая внимания на сложную экономическую и геополитическую обстановку в стране, готов в 2015 году справить новоселье?

На эти и другие вопросы обозревателю «АВТОСТАТ» ответил председатель совета директоров ОАО «ОЭЗ ППТ «Тольятти» Алексей Пахоменко.

Алексей пахоменко, генеральный директор оао «оэз ппт «тольятти» («автостат»)

— Алексей Владимирович, в то время, когда в 2013 году на территории ОЭЗ «Тольятти» в праздничной обстановке закладывался первый камень в постройку нового завода «Джей Ви Системз», большое количество говорилось о том, что данное производство будет «якорным», другими словами привлечет и других производителей автокомпонентов. Что происходит с этим постройкой на данный момент? Информация в массмедиа достаточно противоречива – сперва писали о подрядчике («Автозаводстрой»), что почему-то отказался продолжать строительство, позже заговорили об уходе GM с русского рынка и о том, что затем ухода в этом проекте по большому счету отпала необходимость

— Обстановку в «Джей Ви Системз» ("дочка" GM-АВТОВАЗ) и взаимоотношения клиента с подрядчиком я комментировать не буду, потому, что это в компетенции сторон. Но сам проект живёт . Я пользуюсь в данной части лишь открытыми источниками. Да, в проекте имеется неприятности, и они озвучены. Вместе с тем озвучено, что компания GM, уходя из России, оставляет за собой право собственности в GM-АВТОВАЗ, и текущее производство не будет прекращено.

Напомню, что GM есть в GM-АВТОВАЗ равноправным учредителем вместе с АВТОВАЗом. Активную помощь проекту создания нового поколения Шевроле NIVA оказывает Правительство и лично губернатор Самарской области Николай Иванович Меркушкин. Исходя из этого мой вывод достаточно несложный – проект живёти будет реализован.

— Больше ни один резидент «ОЭЗ Тольятти» не пострадает от трансформации в сроках запуска этого проекта? Скажется ли это изменение на развитии данной промышленной территории в целом?

— «Джей Ви Системз» — вправду отечественный якорный резидент, он имеет самый громадный количество инвестиций, и мы ожидали и ожидаем, что под его проект придут поставщики. Но пока напрямую с ним была связана лишь одна компания – «АЗ Пауэртрэйн» (Индия). Это компания, которая заявила собственный проект по созданию двигателей для автомобилей . Остальные производители автокомпонентов в ОЭЗ завязаны на альянс Renault — Nissan — АВТОВАЗ и на вторых потребителей.

Особенно выделю, что фактически все автокомпонентщики, каковые к нам пришли, не являются поставщиками лишь Альянса. Они являются кроме этого поставщиками больших производителей, находящихся на территории РФ. Более того, у некоторых резидентов часть Альянса в пакете заказов или равна доле главных клиентов, или меньше.

Другими словами тут происходит определенная внутриотраслевая диверсификация, и мы этому рады. И в случае если один производитель утратит количество продаж по каким-либо обстоятельствам, у отечественных поставщиков имеется возможность перераспределить пакет заказов так, дабы оставаться устойчивым и соблюсти интересы производства. Кое-какие из заявленных резидентов отечественной ОЭЗ будут иметь экспортные поставки.

У нас имеется компании, каковые ориентированы не только на внутренний российский рынок, и мы думаем, что это легко здорово.

— В то время, когда вы рассказываете об экспорте, речь заходит о отечественных ближайших соседях — бывших республиках Альянса?

— Нет, о Европе. Платформа B0 универсальна, и определенные ее элементы производятся в одной стране, но сборка может осуществляться в различных местах. Поставляя автокомпоненты на фабрики альянса Renault — Nissan — АВТОВАЗ или вторых глобальных производителей, компания имеет возможность отправлять собственную продукцию как на российский рынок, так и на внешний.

Это будет одинаковая технически выполненная подробность, но с позиций рынка у нее будут различные клиенты, а соответственно и различная выручка, снабжающая развитие компании и устойчивое положение.

— какое количество компаний из заявленных 16 резидентов ОЭЗ предполагают заниматься выпуском автокомпонентов? Чье производство стартует в 2015 году?

— На сегодня главная часть резидентов специализируется на производстве автокомпонентов –12 компаний из 16. Одна из компаний – «Нобель Автомотив Русиа» (Турция) – уже ведет производство с августа 2014 года. У нее, кстати, весьма диверсифицированный пакет заказов (топливопроводы, стеклоомыватели, эластичные тросы, каркасы сидений, пружины для узлов двигателя — авт). Следующим у нас будет «Сие Аутомотив Рус» (Испания).

В 2015 году планируют запуск еще четыре производителя автокомпонентов. По срокам мы предполагаем последнее полугодие, конкретные даты будут зависеть от обстановки на авторынке.

— Поведайте мало по каждому из тех автокомпонентщиков, кто подготавливается к старту – в какой стадии запуска находятся и с какой продукцией выходят на авторынок.

— В текущем году стартует «СИЕ Аутомотив Рус» (литые алюминиевые детали для двигателей) – на участке уже полностью выстроен производственный корпус, завезено и смонтировано оборудование. Во 2-м квартале этого года ожидается запуск данного производства в тестовом режиме.

Производственные корпуса уже выстроены у компаний «Эдша Тольятти» (петли дверей, капота, багажника, ограничители открывания дверей, рычаги ручного тормоза), «Хай-Лекс Рус» (тросы для совокупности управления стеклоподъемников) и «Атсумитек Тойота Цусе Рус» (механизмы выбора передач МКПП и АКПП). Эти резиденты собираются запустить фабрики в 3-м квартале.

Компания «МАНН+ХУММЕЛЬ Тольятти» (воздушные фильтры, впускные модули) начала стройку позднее, и запуск производства ожидается ближе к Январю. За процессом строительства всех отечественных резидентов возможно проследить на отечественном сайте в разделе «Галерея фотографий» — он систематично пополняется новыми фотографиями.

— В то время, когда «ОЭЗ Тольятти» лишь создавалась, перед нею ставилась задача оказать помощь городу Тольятти уйти от приставки «моногород», другими словами начать развивать промышленность, не связанную с выпуском машин.

— Что касается вторых компаний, каковые не имеют отношения к автокомпонентам – у нас их пока не так много, но из года в год делается все больше. Это и «Озон Фарм» с проектом из фармакологической отрасли (выпуск лекарственных препаратов), и «Праксайр Самара» (США) – завод по заправке емкостей промышленными и особыми газами. Это и «Тольяттинская бумажная фабрика», которая занимается переработкой макулатуры в картон.

Имеется у нас еще кое-какие мысли по поводу компаний, каковые имели возможность бы прийти из неавтомобильной отрасли.

— Речь заходит уже о второй очереди заполнения ОЭЗ?

— Речь заходит о донаполнении первой очереди – у нас в том месте остались маленькие резервы, что именуется, «самые вкусные куски». И само собой разумеется, мы уже думаем о второй очереди. Отечественный главный приоритет – строить инфраструктуру, параллельно заполняя площадку производствами резидентов. Так достигается большой экономический эффект: государство только-только успело инвестировать , но уже вместе с ним инвестировал инвестор.

И в текущем году мы в первый раз вышли на окупаемость: на 1 рубль национальных средств мы привлекли 1рубль 35копеек инвестиций со стороны.

— Мы можем как-то сравнить данный ваш показателем с теми, каковые сейчас имеется в других ОЭЗ? Хочется осознать, какая из ОЭЗ начинается активнее.

— Информацию о вторых ОЭЗ имеете возможность поискать в их годовых отчетах. Я сравнивать не буду. Прежде всего вследствие того что все мы находимся на различных стадиях развития проекта.

Наряду с этим сравнивать корректно возможно лишь с промышленно-производственным территориями. Таких в Российской Федерации всего шесть действующих. Сравнительно не так давно, действительно, вышли распоряжения Правительства об открытии двух новых, но ясно, что они для сравнений пока не годятся.

Так вот, из шести две являются старослужащими и нашими «рулевыми», в случае если применять военного терминологию – это на следующий день в Липецке и в Татарстане. Они образованы в 2005 году, а соответственно, имеют большее развитие, чем мы. Две вторых – это «Титановая равнина» и отечественная ОЭЗ «Тольятти» – образованы в 2010 году.

Оставшиеся две — в Пскове и Калуге, – образованы в 2012 году. Любой проект имеет собственную определенную этапность. Другими словами, в случае если нас сравнивать с «Алабугой» (Татарстан), то нужно брать состояние их территории на 2010 год.

В случае если же сравнивать с «Титановой равниной» – возможно брать текущие показатели. Наряду с этим все ОЭЗ находятся в управлении головной компании, и все мы – как дружная семья. Мы поддерживаем между собой тесный контакт, в особенности оказывают помощь «старшие братья» — «Алабуга» и «Липецк».

Если бы взаимопомощи и такой возможности общения не было, мы бы наделали неточностей. Вторым неизменно легче Нам было легче и вследствие того что тот же Татарстан, развив ОЭЗ «Алабуга» так обширно и ярко, поменял восприятие ОЭЗ в лучшую сторону. Все начали осознавать, что слово «территория» звучит хорошо, и что деньги уходят не в никуда, а в конкретные проекты.

— Сообщите, а это не неточность – что в тольяттинской ОЭЗ уклон в целом оказался все-таки в автомобильную отрасль?

— Представьте на секунду, что вы лично принимаете ответ о развитии промышленной территории. Вы вышли в чистое поле, вам дали все нужные ресурсы. Наряду с этим хозяин (государство) вас предотвратил: новые рабочие места, повышение налоговой базы должны быть обеспечены в малейший срок. В ваш проект готовы инвестировать производители автокомпонентов, любой из которых воображает глобальные холдинги, включающие не только автомобильный дивизион, но и другие направления.

И, взяв хороший опыт в локализации автокомпонентных производств, они готовы разместить тут иные направления деятельности. И у нас нет обстоятельств отказывать им в этом. Задача диверсификации производства не решается за одни сутки: ход за шагом укрепляется доверие между партнёрами и расширяется производственная деятельность.

В то время, когда мы приводили ко мне первых потенциальных резидентов и показывали им поле, давая слово, что тут будет «город-сад», многие не верили и говорили: «Мы, возможно, зайдем к вам, лишь попозже». Сейчас мы уже показываем действующее производство и еще семь, каковые запустятся в текущем году. Именно на этом этапе растёт интерес инвесторов из вторых отраслей, что и подтверждается практикой.

— О каком количестве работников идет обращение при запуске этих семи фирм в 2015 году?

— Совершу параллели с «АвтоВАЗом». В то время, когда он лишь строился, многие, имея дипломы инженеров в кармане, месили бетон, а после этого занимали должности в соответствии с квалификацией. Приблизительно то же самое происходит на данный момент и у нас. Имеется огромная потребность в строительных профессиях, и потому созданы временные рабочие места. Помимо этого имеется рабочие места на действующем производстве и у резидентов, каковые готовятся к запуску.

В целом по этим направлениям трудоустроено около 2 000 человек. Потом будут уменьшаться временные рабочие места, они будут преобразовываться в постоянные. До тех пор пока, к сожалению, желающих трудоустроиться больше, чем предложенных рабочих мест, связано это с неспециализированной темпами сокращения и экономической ситуацией персонала.

ОЭЗ \

Темы которые будут Вам интересны: