Александр курылин, генеральный директор и владелец гк «тон-авто» («автостат»)

Александра Курылина, председателя совета директоров Группы компаний «Тон-Авто», в которую входят автосалоны Renault, Toyota и Lexus, мы застали сходу по приезде из Сочи, где дилерам был презентован Renault Kaptur. Не так долго осталось ждать новинка покажется в автосалонах. Об ожиданиях рынка, последних тенденциях и о том, из-за чего один из старейших игроков автомобильного рынка Самарской области отказался от продаж LADA, он расказал журналистам аналитическому агентству «АВТОСТАТ».

Александр курылин, генеральный директор и владелец гк «тон-авто» («автостат»)

— Александр Иванович, как Вам Kaptur? Имеется ажиотаж? На какой спрос возможно рассчитывать? Цена высока…

— Первая машина Kaptur уже пришла в город. Я рассчитываю на количество продаж до 15 машин каждый месяц. Цена стартует от 799 тыс. рублей (с учетом cкидки по программе утилизации – прим. ред.), но в большинстве случаев машин по таким стоимостям не редкость мало, вероятнее, самые доступными в наличии будут комплектации по цене от 970 тыс. до 1 млн 100 тыс. рублей.

Это будет 2-х литровый мотор со множеством опций. За эти деньги автомобиля для того чтобы формата не было, исходя из этого я пологаю, что спрос будет хороший. К тому же Kaptur спроектирован для России с учетом всех потребностей отечественного рынка.

на данный момент кроме того в случае если забрать машины LADA, то та же Vesta в средней комплектации стоит более 600 тыс. рублей. Иномарки в В-классе уже приближаются к 1 млн рублей. В случае если сказать о SUV, я пологаю, что 1 млн сейчас – это хорошая цена. Kaptur находится в той же нише, что и Duster, но последний запланирован на другую категорию клиентов.

Новинка Renault – более городская, красивая, я думаю, у нее в обязательном порядке будет собственный клиент, по причине того, что дизайн весьма стильный.

— Дизайн достаточно экстравагантный. Думаете, его прекрасно примут?

— Да, необычные дизайнерские линии. Но эта машина, я бы сообщил, больше отвечает концепции европейского Renault. Не смотря на то, что на данный момент европейские модели фактически не поставляются на отечественный рынок. У Renault в последнии месяцы большое количество новинок: Megane, Kajar, Scenic. Машины прекрасные, но к нам они пока не поступают из-за курса евро – дорого.

Но вот Kaptur для русского рынка отличается от европейского Captur размерами: он больше, на другой платформе сделан, не смотря на то, что выполнен в той же стилистике. Он производится на заводе Renault в Москве.

— Вы вычисляете, что самый востребованными будут средние комплектации?

— Renault будет производить и довольно недорогие комплектации по цене немногим более 850 тыс. рублей. Обращение о двигателе 1,6 л, или на «механике», или на вариаторе, переднеприводные. Но если судить по продажам Duster, клиенты больше предпочитают полный привод на «механике». А это уже цена приблизительно 1 млн. рублей. Ясно, что на данный момент это все-таки большие деньги.

Но наряду с этим цена фактически всех машин С-класса сейчас – в районе 1 млн. рублей: Toyota Corolla, Volkswagen Jetta, Ford Focus и т.д. А у Renault за эти деньги возможно взять полноприводный джип – это естественно.

— Кстати, к Вам на встречу я ехала в такси, шофер которого выбирает себе автомобиль в пределах 1 млн рублей. Колеблется между Duster, XRAY, Vesta. Выбор в данной ценовой категории, в принципе, не большой на данный момент…

— У Duster сейчас нет конкуренции. Во-первых, это весьма качественный автомобиль, у него «механика» надежная, электроника, хоть ее и мало. И на вторичном рынке он дорого стоит. У Duster хорошее соотношение «цена-качество», из этого и количества продаж.

Могу заявить, что в целом нужно наблюдать на потребительские качества автомобиля. Любой товар находит собственного клиента в том либо другом количестве. В случае если нужен автомобиль с громадным клиренсом, надежный, полноприводный, то это Duster. Они сейчас продаются лучше, чем Logan.

Русские клиенты сейчас предпочитают хоть мелкий, но «паркетник». Это кроме того страно.

— Не считая Kaptur, чем нас сможет порадовать Renault в текущем году?

— Все будет зависеть от курса валют. Валюта приносит Renault в Российской Федерации определенный операционный убыток. Если бы АВТОВАЗ приносил прибыль, то возможно было бы говорить о кумулятивной марже: с одной стороны, пойти на убыток, иначе, получить на вторых направлениях, и скомпенсировать это.

Но потому, что АВТОВАЗ в «минусе», новые модели будут приносить убыток. Не совсем красиво будет.

— Автосалон LADA (ООО «АвтоПланета» — прим. ред.) на вашей территории, "Наверное," еще не подвергся ребрендингу, он совсем не соответствует новым требованиям. Станете искать новое помещение?

— Мы приостановили продажи LADA в связи с тем, что это пара убыточно. С 1 июня мы переходим на сервисный договор. на данный момент мы распродали автомобили и будем заниматься лишь сервисным обслуживанием машин. Достаточно большое количество дилеров в городе, каковые имеют отрицательный баланс по работе с АВТОВАЗом.

— Достаточно неожиданная новость, учитывая, что вы реализовывали машины LADA с 1999 года! А АВТОВАЗ на данный момент открывает для себя новую веху. Новые модели, ребрендинг снова же…

— Существует понятие экономического расчета: какое количество ты можешь реализовать Vesta и XRAY, дабы окупить ребрендинг? Николя Мор показывает, что рынок ближайшие два года будет понижаться. Но мы сами знаем, что до тех пор пока нет никаких драйверов экономического подьема. Государство идет на внешние заимствования, другими словами в ближайшие два года денег не будет совершенно верно.

Исходя из этого на данный момент вкладываться в постройку возможно лишь, в случае если имеется личные деньги. Но в случае если собственного ресурса нет, строить на заемные – большой риск.

— При жажде, возможно, возможно было бы расшириться либо приобрести помещение? на данный момент большое количество автосалонов простаивает или продается с дисконтом…

— Инвестиции, нужные для постройки нового салона, я оцениваю в 75 млн рублей. При сегодняшней окупаемости и падении рынка риски значительные. Ребрендинг стоит около 7 – 8 млн рублей.

Еще раз повторю: сейчас нужно все вычислять, по причине того, что в случае если у тебя не будет хватать денег на то, что ты сможешь окупить, это все отправится в твёрдый «минус».

На сегодня необходимо заниматься развитием внутреннего производства: будь то сельское хозяйство, товары народного потребления – в том месте, где возможно было бы занять много людей. Люди должны взять деньги, дабы у них пошли накопления. Сейчас все сидят.

Сбербанк говорит, что у населения на квитанциях деньги имеется, но все опасаются их тратить, исходя из этого не только нет роста заработных платов, но еще и угроза сокращения рабочих мест. Это все не дает энтузиазма для развития рынка. И само государство сейчас говорит, что оно не склонно бороться за рост потребления.

— Другими словами получается, что Вы ни разу не выкупали на заводе новые модели?

— Нет. Мы не стали соответствовать новым требованиям, исходя из этого нам их не выдавали. Но по моим данным, у тех, кто приобретает Vesta, все также сложно с экономикой.

Сейчас уровень продаж должен быть не меньше 120 – 130 машин в месяц, дабы поддержать рентабельность. Мы же реально сейчас реализовывали от 80 до 100 машин LADA.

— Как завод отреагировал на Ваше ответ выйти из пула дилеров? Все-таки «Тон-Авто» — большая компания…

— У нас в городе достаточно большое количество игроков, соответственно, мы своим уходом даем кому-то возможность для роста. Тут вопрос в том, что не достаточно прозрачности работы завода. Ранее публиковалось, что за три последних месяца 2016 года у АВТОВАЗа убыток 8,6 млрд рублей.

Именно на данный момент нужно поработать с теми направлениями, каковые приносят убыток. В случае если это импортные комплектующие, нужно собирать Торгово-промышленную палату, предпринимателей и обсуждать, какие конкретно подробности, к примеру, нужны, либо какие конкретно станки необходимо приобрести. Другими словами должен быть четкий заказ от АВТОВАза: мы готовы заключить договора, а вы нам должны обеспечить уровень качества, количества, себестоимость. Нужно как-то договариваться…

Не ясно, сколько еще завод сможет трудиться с убытком.

— Но новый президент АВТОВАЗА Николя Мор, думается, именно подходит к тому, дабы в конечном счете решить задачу по локализации производства…

— Для меня слова ничего не означают. Говорят большое количество, а что дальше? Сроки?

Я осознаю, в то время, когда четко ставят задачу: до конца 2016 года должно находиться, к примеру, 75 фабрик, создающих 60% комплектующих АВТОВАЗа.

— На протяжении недавнего визита на ОЭЗ нам растолковали, что конкретики нет, т.к. спроса на автокомпоненты со стороны производителей машин в ближайщее время не будет…

— И не нужно! В случае если производство стартует с маленькой позиции, соответственно, позднее отправится рост. Запрещено количество создать с нуля. Нужно как минимум выстроить цех, оборудование привезти, людей научить. Бу Андерсоном сказал мне, что отсутствие в Тольятти мелких эластичных производств – это весьма не хорошо.

Но наряду с этим имеется большие компании, каковые не отвечают требованиям качества от автомобильного завода. Еще раз подчеркиваю: у нас нет социального заказа. Я считаю, что это и имеется социальная неприятность отечественного города, а не сам АВТОВАЗ.

Идет снижение ВВП города – это неприятность социальная, по причине того, что за падением идет безработица. В то время, когда создаешь мелкое производство, позже возможно нарастить количество. Исходя из этого для меня лично остается открытым вопрос: какое количество подробностей необходимо АВТОВАЗу, дабы уйти от импорта?

— Другими словами прозрачности по вопросу локализации опытное сообщество не видит?

— Я не вижу. Осознаёте, в то время, когда мы тонем, как минимум необходимо привлечь кого-то и попытаться отыскать выход из обстановки. Этим никто не занимается. Необходимо сказать о программах, дабы всем было ясно, что именно мы покупаем за границей, что мы должны произвести тут, и соотношение – сейчас это стоит столько, а нам нужна цена такая.

Кто у нас этим занимается, кто вычисляет окончательные цены на машины – я не знаю. В то время, когда я был в Париже с делегацией Renault, нам основной конструктор и вице-президент все это показывали и говорили. С АВТОВАЗом же ничего похожего не происходит.

— У вас же имеется опыт политической деятельности, Вы пара лет занимали пост главы горадминистрации Жигулевска. Быть может, новому президенту АВТОВАЗА удастся продвинуться в вопросе локализации посредством правительства?

— Это неизменно работа менеджмента и власти. Как минимум, Торгово-промышленная палата города обязана взаимодействовать с заводом и знать, что ему нужно. Главная задача сейчас – это АВТОВАЗ, помощь города в целом. Должна быть стратегическая задача.

Это находится в рамках бизнеса. ТПП занимается нужными задачами, дабы активизировать отечественный регион.

В обязательном порядке нужен симбиоз между производителем, ТПП и страной. Ухудшение – не самое нехорошее. В случае если предприятие входит в громадный убыток, самое верное разобраться в нем и его оздоровить.

Исходя из этого давайте на данный момент посмотрим, что будет делать новое управление АВТОВАЗа, как его будет оздоравливать, какие конкретно этому управлению задачи поставили сверху.

— Значит, от LADA вы отказались. Быть может, у вас освободились ресурсы, не планируете за бесценок выкупить что-нибудь поблизости? Забрать второй бренд?

— На падающем рынке ничего брать запрещено. Довольно много всего необходимо сделать, а прибыли не будет. Тенденции автомобильного рынка таковы: торговые марки качественные, не требующие громадных затрат, имеющие громадную остаточную цена на вторичном рынке – они останутся.

Людям все равно ездить нужно на чем-то. А те, кто не имеет таких показателей, как надежность, владения и низкая стоимость обслуживания в целом, они будут исчезать. Падение рынка по той либо другой модели кроме этого охарактеризовано силой бренда – это раз.

Второе – это оценка клиентом цены владения.

Я буду развивать дальше три бренда – это Toyota, Lexus и Renault. По причине того, что эти торговые марки себя зарекомендовали, они продемонстрировали собственную стабильность, дистрибьюторы позволяют получать. Соответственно, за них нужно держаться.

— В 2015 году «Тон Авто» стала лауреатом премии от ООО «Тойота Мотор» как лучший дилер в номинации «Сервисное обслуживание». Какие конкретно тенденции сейчас в сервисе?

— Тенденция одна: дистрибьюторы сейчас идут на понижение цены уникальных запасных частей. В прошедшем сезоне управление Renault одномоментно снизило цена запасных частей на 30%, исходя из этого цена ремонта сейчас привлекательная для клиента. В этом году это сделало и управление Toyota – порядка 25 – 30%.

И эта тенденция продолжится.

Белобров Александр Иванович, председатель совета директоров Илеко

Темы которые будут Вам интересны: