Валютный товар

За последние восемь месяцев рубль упал довольно мировых валют в полтора–два раза, но машины подорожали в среднем только на 35%. Разумеется, что нас ожидает предстоящее увеличение стоимостей, но где предел? И окажет помощь ли сдержать рост локализация производства в Российской Федерации?

В первую очередь, отыщем в памяти один из фундаментальных законов рынка: товар продается по той цене, по которой его будут брать. На ценообразование воздействует множество факторов, включая и локальную конъюнктуру, – во многом как раз из-за нее неверно сравнивать «в лоб» цены на одинаковые машины в различных государствах. Вот два примера.

В родной Германии Volkswagen Golf стоит минимум 17650 евро за «обнажённую» трехдверку с чахлым двигателем 1.2 TSI (85 л.с.). А в Соединенных Штатах хэтчбеки, собранные в Мексике из германских машинокомплектов, имеют ценуот 17995 американских долларов, причем уже в «базе» – турбомотор 1.8 (170 л.с.) и хорошее оснащение.

Исходя из этого если сравнивать с Германией русский цена начального Гольфа с атмосферником 1.6 (110 л.с.) кроме того прошлым летом казалась заманчивой (697 тысяч рублей либо 15150 евро по тогдашнему курсу 46 рублей за евро), а уж сейчас она и вовсе шоколадная (1 млн 24 тысячи рублей, 13470 евро по курсу 76 рублей)! Не смотря на то, что в отечественных реалиях базисный Golf за миллион – чуть ли привлекательное предложение.

Противоположный пример – Toyota Land Cruiser 200. У себя на родине данный джип в исполнении с кожаным салоном стоит 5,7 млн иен. В Российской Федерации же прошлым летом он продавался за 3,25 млн рублей, другими словами за 9,85 млн иен! Нынешняя цена в 4 млн рублей за версию Люкс (в прайс-странице имеется и версия Престиж за 3 млн рублей, но в продаже таких автомобилей не бывает) эквивалентна сумме в 7,13 млн иен.

Столь громадную наценку не спишешь лишь только на цена доставки из Японии и ввозную пошлину. Легко у «крузака» в Российской Федерации особенный имидж, а вдруг клиенты готовы за него доплачивать, то из-за чего бы Тойоте на этом не получить?

Чтобы выяснить, как еще смогут вырасти цены импортируемых машин, достаточно взглянуть на динамику валютных котировок. Самое незавидное положение у машин американской сборки, поскольку за последние восемь месяцев американский доллар вырос относительно рубля практически в два раза! И не смотря на то, что продажи «чистокровных» американских автомобилей у нас исчезающе мелки (Jeep, Chrysler, Cadillac, кое-какие модели Ford и Шевроле), к нам из-за океана поставляются популярные модели вторых марок.

К примеру, Mitsubishi ASX, что сейчас в полной мере может подорожать до 1,45 млн рублей за базисную версию. А ведь два года назад в русском офисе Mitsubishi намерено отказались от поставок модели из Японии в пользу американского завода, дабы меньше зависеть от через чур сильной в то время иены. Польза была недолгой, поскольку на данный момент курс иены относительно рубля вырос «всего» на 70%.

Среди серьёзных для авторынка валют без шуток встали жестко привязанный к доллару США китайский юань (93%), корейская вона (85%), узбекский сум (80%) и британский фунт стерлингов (74%). На этом фоне выигрышно смотрятся турецкая лира (69%), евро (65%), румынский лей (63%) и особенно чешская крона (59%). Другими словами возможно цены на машины Skoda смогут вырасти не так существенно, как на корейские Hyundai либо китайские Черри.

С иномарками русском сборки все сложнее и увлекательнее. Так как в случае если «импортируемая» часть в обрусевших иномарках может подорожать в несколько раз (в зависимости от валюты), то «локализованная» часть – только на уровень инфляции в Российской Федерации, что, согласно данным из официальных источников, за последние восемь месяцев достиг 11%.

Мы постарались спрогнозировать цены на кое-какие модели русском сборки, учитывая заявленные производителями информацию о степени локализации. И стало известно, что… кое-какие локализованные иномарки уже уперлись в теоретический «потолок»!

К примеру, базисный седан Шевроле Cruze летом стоил 556 тысяч рублей. С учетом заявленной степени локализации (26%) и роста курса воны (машинокомплекты поставляются из Кореи) цена может вырасти до 922 тысяч рублей. И она выросла: в начале года Cruze стоил от 913 тысяч.

Похожая история с седаном Renault Logan второго поколения: летом он стоил 355 тысяч рублей, с учетом локализации (внушительные 62%) и выросшего румынского лея цена может увеличиться до 465 тысяч рублей – и вуаля, в первых числах Февраля Logan продавался за 454 тысячи рублей.

Из-за чего локализация неимеетвозможности сдержать подорожания? По причине того, что многие комплектующие и узлы в Российской Федерации все равно изготавливают из сырья и привозных деталей. К примеру, кроме того металлопрокат для калужского завода Gestamp (поставщик фирм Volkswagen и PSA-Mitsubishi) приходит из Европы.

Беда еще и в том, что больших показателей кроме того «официальной» локализации достигли весьма немногие. Более чем наполовину «русифицированы» лишь Лада Ларгус (72%), Renault Logan/Sandero (62% у второго поколения и 77% – у первого), Renault Duster (66%), и Volkswagen Polo (60%). А у автомобилей, собираемых на Автоторе «отверточным» методом, локализация и вовсе не превышает 4–5% (по полному циклу в том месте производят лишь Kia Cerato и семь дней).

По большей части в Российской Федерации создают элементы внутренней отделки (пластики, ткани), стекла, шины, технические жидкости, аккумуляторная батареи.

Кстати, исходя из этого кроме того в исконно русских моделях имеется валютная составляющая: у «ортодоксальных» вазовских моделей, включая вездеходы Шевроле Niva, это 10–15%, в зависимости от комплектации (по большей части это совокупности безопасности и электроника). А УАЗ Патриот и вовсе наполовину зарубежный: многие агрегаты и узлы поступают из Китая и подорожали практически в два раза.

Будут ли производители машин в сложившейся экономической обстановке спешно наращивать степень настоящей локализации? Но для и безубыточной работы новых производств необходимы громадные количества продаж, а рынок быстро падает вместе с покупательной свойством россиян. Замкнутый круг

Что касается стоимостей, то производители знают: резкий рост за валютными направлениями приведет к мгновенной утрата рынка. Показателен пример марки Шевроле: по окончании большого подорожания спрос в январе обрушился на 68% – до 3050 машин (одиннадцатое место рейтинга продаж вместо шестого годом ранее). У Renault продажи упали на треть (8809 автомобилей, смещение со второго на пятое место рейтинга).

Исходя из этого у многих компаний стоимость повышаеться медлено, неспешно. Вопрос только в том, кто и какое количество готов на этом утратить. Причем обращение не обязательно идет о прямых убытках, но и о понижении прибыли (отыщем в памяти изначально переоцененный Land Cruiser 200). Это вопрос стратегии. К примеру, концерн Hyundai-Kia решил воспользоваться обстановкой и нарастить долю рынка: машины подорожали всего на 8–14%, исходя из этого продажи Kia в январе выросли на 1%, а Hyundai – и вовсе на 15%!

Довольно безболезненно смогут удерживать цены и премиум-бренды с их высокой доходностью. К примеру, Mercedes увеличил январские продажи на 17% (3175 автомобилей), а Porsche – аж в полтора раза (194 автомобили).

Но продолжительно трудиться себе в убыток либо кроме того без прибыли не будет никто, исходя из этого увеличение цен на машины продолжится. Как бы нам с вами ни хотелось обратного.

Валютный товар

* Расчет произведен для базисных комплектаций; Лада Гранта, Hyundai Solaris, Volkswagen Polo, Ford Focus и Шевроле Cruze – с кузовом седан; Toyota Land Cruiser 200 – в комплектации Люкс

** Для импортируемых моделей – производитель готовых машин, для локализованных моделей – производитель машинокомплектов

«Авторевю»

Оказывается за это наказываютВалютный контроль

Темы которые будут Вам интересны: